Ник:
Пароль:

СТЕПНАЯ ТОПОНИМИКА СЕВЕРНОЙ ЕВРАЗИИ

  В русской исторической лексикографии слово "степь" отмечено сравнительно поздно — в начале XVII в. Как на первый источник обычно ссылаются на сочинение московского купца Федора Котова "О ходу в персидское царство и из Персиды в Турскую землю, и в Индию, и в Урзум", совершившего путешествие и Персию с царской казной в 1623 г. Однако эта дата, безусловно, не самая ранняя. Достаточно вспомнить, что слово "step" употреблено Шекспиром в тексте, написанном в 1600 г. ("Сон в летнюю ночь").
  Происхождение термина "степь" до сих пор не имеет удовлетворительного объяснения. Некоторые исследователи сближают это восточнославянское слово с иранским на правах родственных образований. Имеются в виду осетинское слово "tapan" — "плоский", "ровный", иранское "tap" — "плоский" из общеиндоевропейского "step" — "быть плоским, ровным, низким". Можно провести и такие параллели: армянское "taph" — плоскость", "ровное плоское поле" с первоначальным значением "ровный" ("тапастан" — "степь"); азербайджанское "tap" — "открытое ровное место"; хинди "tap" — "площадь", "пустырь".
  Наряду с общеиндоевропейским словом "степь" для обозначения открытых безлесных пространств в Евразии употребляется множество других терминов. Например, венгры называют степь "пушта" или "пусто" — слова эти имеют очевидные славянские корни и означают то же, что слово "пустошь", т. е. пустое место среди лесов.
  Точно так же как для индоевропейских языков общим является термин "степь", для тюркских, монгольских и тунгусско-маньчжурских названий обычны топонимы "дала", "тала" — "степь", равнина", "поле", в прямом значении отмеченные в казахском, каракалпакском, киргизском, якутском, башкирском, халха-монгольском, маньчжурском языках. Существует множество тому примеров: Мамыйдынг Даласы — местность в Каракалпакии, урочища Дала-Кайнар, пустыня Бетпакдала, урочище Карадала, Акдала, Дала в Казахстане; реки Тала, Закаталы и Узунтала в Азербайджане, Жемтала в Кабардино-Балкарии; реки Талакит и Тллакан в бассейне Витима; Мухортала в Бурятии и т. д.
  В тюркских языках для обозначения степи, равнины, поляны нередко используется древнетюркское "дюз" или "тюз". Топонимы с этим термином распространены на Кавказе: хребет Дюзсырт ("степной сырт") в Дагестане, Мугандюзю (Муганская степь) и Ширвандюзю (Ширванская степь) — в Азербайджане и т. д.
  В таджикском, персидском, азербайджанском, казахском, армянском и некоторых других языках Средней Азии и Кавказа для обозначения степи, равнины, горностепных участков применяются термины "дашт" и "дешт". В Туркмении "дешт" — каменистая пустынная степь на склонах гор в верхнем поясе Копетдага. Армянское "дашт" означает обширное, равнинное, открытое пространство. Термины "дашт" и "дешт" широко представлены в топонимике. Муганская степь в Азербайджане называется Даштимуган. В Таджикистане десятки названий имеют в своем составе "дашты". В средние века вся обширная степная равнина между Днепром и горами Тянь-Шаня, включая равнины Казахстана, называлась Дешт-и-Кипчак ("кипчакская степь"). Кипчаками в арабских источниках назывался тюркоязычный народ, известный в Европе как каманы, а на Руси — половцы.
  Арабский путешественник XIV в. Ибн Баттута описывает степную равнину между Крымом и Волгой: "Дашт (степь. — Л. Ч.) эта зеленая, цветущая, но нет на ней ни дерева, ни гор, ни холма, ни подъема".
  Семейство тюркских степных топонимов продолжает термин "алан" и близкие ему "аланг", "ялам", "чалан" и т. д. На одном из лучших чувашских диалектов "ялан" — "степь", в Хакасии "чалан" — "равнина", "степь", в Башкирии "ялан" — "большая поляна", "пояс", "открытая местность". С тюркским "алан" этимологически связаны русские "ялань" и "елань" ("безлесное степное место") в Пермском Приуралье, "травянистое место, удобное для пастбищ и покоса — в центральных районах России. Поражают размеры ареала этого топонима: он распространен от Дуная и Балтики до Забайкалья. Реки под названием Елань известны в Пензенской, Саратовской, Волгоградской и Воронежской областях. Сухой и Мокрый Еланчики — речки, впадающие в Таганрогский залив. В Восточной Сибири елани — "отлогие равнины, открытые, безлесные, используемые как пастбища, частично распаханные". Неслучайно поэтому слово "елань" распространено в Бурятии, Читинской, Кемеровской областях и т. д.
  Со словом "аланы" перекликается североякутское "аласы", которое известный исследователь якутской топонимики Ф. К. Комаров характеризует как "любые безводные и безлесные поляны и луговины среди леса, впадины и долины, елани и вообще удобные в хозяйственном отношении угодья, которые используются главным образом как сенокосы и пастбища". Местные жители называют их елоканами или просто яйцами — по форме отдельных степных пятен, разбросанных среди горной тайги.
  Древнетюркское слово "язи" — "степь", "равнина", "распростертый" — породило казахское и киргизское "жазык" — "широкая равнина", азербайджанское, узбекское и туркменское "язы", "яси" — "степь", "поле". В Казахстане есть Акжазык — ослая степь", Азербайджане — Караязы — "черная степь", Ферганской долине — Язъяванская степь и т. д.
  В тюркских, финно-угорских и монгольских языках в значении "степь", "поле" распространены термины "кыр", "хэрэ". В Казахстане и Джунгарии "кыр" — "холмистая степь". В Бурятии и Монголии есть ряд топонимов со словом "хэрэ".
  Заброшенная безводная земля (степь, пустыня) в Узбекистану Киргизии, Азербайджане, на Алтае нередко связана с термином "чел", "чель", "чуль". Топонимические примеры: степь Пжейранчель (степь джейранов) — в Азербайджане, хребет Чолтаг — на западе Китая.
  Известный арабский географический термин "сахара" — "пустынная щебнистая равнина" со значением "степь", "равнина" — применяется в таджикском и узбекском языках — "сахро", азербайджанском — "сахара", туркменском — "сехра".
  Интересно, что названия "Агинская степь" в Забайкалье и этноним "агинские буряты" произошли от термина "ага" — "равнина", "степь".
  В географических названиях Евразии прослеживаются топонимы не только общестепные, но и отражающие разновидности степного ландшафта. В их числе Гоби — великая азиатская пустыня, в переводе с монгольского — "безводная степь".
  Другой пример: топоним "боз" — "злаковая степь с засушливой ковыльно-типчаковой растительностью", "целина", залежь". Он представлен в турецком языке — "бозкир", узбекском и киргизском "боз" и др. Близки ему тюркские болгарские топонимы "бозалык", "бузалак", "бозлык" — "место, заросшее травой", "целина", "пастбище". О широком представительстве к рмина "боз" в степной топонимике можно судить по названием гор — Боздаг, Базтепе, Бозагил — в Азербайджане, рек — Бозбайтал в Таджикистане, Бозайгыр — в Целиноградской области, Бозарал — в Североказахстанской области и т. д. Известно также, что в Западной Сибири "боз" — "однородная степь без солонцовых пятен". Существует версия, что название трех рек — Бузулук в бассейнах Днепра, Дона и Волги произошло от древнеболгарского слова "бузалак".
  Перечень степных топонимов в Евразии можно было бы продолжить, но мы ограничимся названиями, имеющими наибольшее распространение. На других континентах семейство терминов, обозначающих степь, не столь богато и разнообразно. В Северной Америке безлесные травянистые равнины называются французским словом "прерия" ("prairie"), производным от латинского "pratum". Южноамериканские субтропические степи названы испанским словом "пампа" ("pampa", во множественном числе — "pampas"). Слово это было заимствовано из языка индейцев кечуа. К степям Америки необходимо добавить южноафриканские горные велды (от голландского "veld" — "поле"), австрийские даунленды ("downland") и т. д.
  Знакомство со степной топонимикой свидетельствует о том, что термин "степь" и его географические синонимы известны на всех континентах, кроме Антарктиды. Вряд ли найдется другой тип ландшафтов, так широко представленный в языках народов мира. Поражают размеры территории, на которой встречаются одни и те же топонимы — нередко от Средней Европы до Тихого океана. Масштабы, запутанность и многослойность степной топонимики при внимательном рассмотрении проливают свет на богатую историю заселения обширных районов Европы и Азии и дают представление о великих переселениях народов в пределах огромного степного коридора Евразии за последние три тысячелетия.



1997 - Степи Евразии: сохранение природного разнообразия и мониторинг состояния экосистем
Материалы международного симпозиума. - Оренбург, 1997. С. 170
Биологическое разнообразие степей: фауна
Биологическое разнообразие степей: флора
Ландшафтное разнообразие и проблемы заповедного дела
Почвенное разнообразие и проблемы рационализации природопользования
Заповедное дело: проблемы охраны и экологической реставрации степных экосистем
Материалы международной конференции, посвященной 15-летию государственного заповедника "Оренбургский". - Оренбург: Институт степи УрО РАН, 2004. - 244 с.
Степи Северной Евразии. Эталонные степные ландшафты: проблемы охраны, экологической реставрации и использования
Материалы III международного симпозиума. Оренбург, 2003. - 608 с.
Степные статьи в неспециализированных сборниках
2003 - Заповедное дело России: принципы, проблемы, приоритеты

Нет содержания для этого блока!