Ник:
Пароль:

ОПРЕДЕЛЕНИЕ ТЕРМИНА "СТЕПЬ"

  В русской научной литературе степь описана в первых опытах географического районирования страны во второй половине XVIII в., когда появились схемы природно-хозяйственного подразделения России на полосы. Уже тогда не только в географических описаниях, но и в официальных кругах имела распространение схема разделения страны на три полосы: северную, среднюю и южную. Описание полос давалось с точки зрения благоприятности условий для жизни человека, характеризовались дикорастущая и культурная растительность, дикие и домашние животные, отчасти минеральное сырье и климат. Естественно, что степи России рассматривались в составе южной полосы.
  Одной из первых географических книг, где было дано описание "степных пространств" и показано их географическое положение, было сочинение Е. Ф. Зябловского, изданное в 1807 г. под названием "Новейшее землеописание Российской империи...". Автор этого труда пишет: "Степные пространства, кои идут от реки Дона, через Волгу, Урал до Эмбы, чрезвычайно сухи, безлесны и безводны, наполнены солеными озерами и солончаками и только местами для скотоводства удобны, хлебопашественные земли весьма изредка попадаются и вообще мало населены". Представления Е. Ф. Зябловского о степных пространствах были довольно общими и не совсем точными, но он верно отметил, что степь является господствующим ландшафтом равнин юга России на всем их протяжении — от низовьев Днестра, через Буг, Днепр, Дон и далее на восток за Волгу и Урал.
  В 1818 г. районирование России осуществил один из старейших представителей отечественной экономической географии К.И. Арсеньев. В работе "Обозрение физического состояния России" он разделил Россию на десять географических пространств, одно из которых (шестое) "содержит степные земли, идущие от Азовского моря по подошве Кавказа до Каспийского моря». "Сия часть России, — писал Арсеньев,— климатом совершенно различная от Северной, сходствует с оною множеством пустых, необитаемых и неспособных к населению мест. Характер, отличающий сие пространство от всех прочих, есть изобилие соляных озер, чрезвычайное плодородие стран, орошаемых реками... и великий недостаток в лесах и лугах".
  Примерно в те же годы профессор статистики К. Герман выделил "губернии степей: Астраханскую, Таврическую, земли Черноморских войск, Донецких и Уральских казаков и Кавказскую губернию". Таким образом, уже в начале XIX в. большинство ученых имели довольно точное представление о специфическом степном пространстве в пределах юго-востока России. Степная зона считалась в основном неблагоприятной для земледелия.
  Но в 1824 г. известный географ А. Н. Бекетов в своей работе "Фитогеографический очерк Европейской России" называет южнорусскую степь "пшеничною страною". Он предложил выделить степи как особую природную зону, состоящую из трех климатических поясов (подзон).
  Первый пояс — предстепье. Проходит через Житомир, Курск, Тамбов, Пензу, Ставрополь на Волге (ныне Тольятти) до Урала. В нем, отмечал А. Н. Бекетов, еще много лесов, особенно в западной части, но степные пространства уже обширны.
  Второй пояс — степной, переходный. Расположен севернее Кишинева, Днепропетровска, Луганска (ныне Ворошиловград) и южнее Уральска — в области перехода от "западного" к "восточному" климату (терминология А. Н. Бекетова).
  Третий пояс — чисто степной. Доходит до Крымских гор и предгорий Кавказа и находится "в области преобладания восточных ветров". Климат здесь "азиатского характера".
  Примечателен в работе А. Н. Бекетова тот факт, что в ней в качестве признаков, определяющих положение степной области, принимаются особенности климата (средние температуры воздуха летом, преобладающие ветры). Это очень важно, поскольку подчеркивалось, что русским степям свойственны жаркое лето, сравнительно суровая зима и неблагоприятное для вегетации растений распределение дождей, причем количество выпадающих здесь осадков меньше, чем в Западной Европе на этих же широтах.
  Большой вклад в познание природы степей внес известный естествоиспытатель первой половины XIX в. Э. А. Эверсманн — автор "Естественной истории Оренбургского края", изданной в трех томах соответственно в 1840, 1850 и 1866 гг. Строго научное определение степей, данное этим ученым, может быть помещено в современную энциклопедию: "Степью вообще мы называем довольно обширное, более или менее плоское и сухое пространство земли, поросшее только низкими в сухменных местах прозябающими растениями. Изредка встречаем и кустарник; но понятие о степи вообще исключает присутствие лесов".
  Весь Оренбургский край Э. А. Эверсманн подразделил на три полосы. "Первая, — пишет он, — заключает в себя большей частью лесистые и гористые места, вторая — северные и восточные степи, плодоносные, покрытые большим или меньшим слоем чернозема; третья полоса заключает в себя южные и юго-западные степи, вовсе лишенные тука (перегноя. — А. Ч.)". Выделенные полосы соответствуют основным ландшафтным областям края: первая — горным и предгорным лесам Южного Урала и Приуралья; вторая — черноземным степям Заволжья и Приуралья; третья — полупустыням Северного Прикаспия и Приаралья.
  Отличительным признаком "плодоносных степей" Э. А. Эверсманн считал два вида ковылей — перистый и тырсу. Первый из них, "будучи повиднее, покрывает степи долгим, пушистым пером своим в мае и июне, второй зреет в июле и августе, у него перо простое, непушистое: где только растет ковыль, там должен уродиться и хлеб".
  Уже первые исследователи степного ландшафта пытались определить его северные и южные рубежи. Так, еще в 70-х годах VIII столетия известный путешественник Петр Симон Паллас установил границу между черноземными степями и солончаковыми и полупустынями в Северном Прикаспии. Академик Ф. И. Рупрехт, почвовед и геоботаник, в 1866 г. дал определение северной границы степи: "Должно признать, что за северной границей чернозема начинается внезапное увеличение количества лесов, между тем как внутри черноземной области леса уменьшаются постепенно, и здесь нет возможности провести какую-нибудь границу. Поэтому северную границу чернозема к можно было бы считать вообще совпадающею с началом степи, как это принято в обыденном разговоре...".
  Оригинальные мысли о природе степей высказаны русским исследователем Сибири А. Ф. Миддендорфом. Ему принадлежит остроумная идея сравнить степной тип ландшафта с тундровым. (Миддендорф наряду с термином "типическая тундра" употреблял термин "типическая степь."). Интересны его выводы о том, что различные причины ведут в тундре и степи к сходным последствиям — безлесию. "Что в степи происходит вследствие сухости, — писал А. Ф. Миддендорф, — то на тундре обусловливается недостатком тепла". Потребность тундровой растительности заключается главным образом в тепле, степной — во влаге. Поэтому, подводит итог ученый, "степь неразлучно связана с континентальным климатом".
  А. Ф. Миддендорф впервые приблизился к пониманию степи кик зонального явления. Он, например, употреблял термин "степной пояс" и считал, что чернозем составляет типическое свойство степей, которые к тому же отличаются единством фауны. Он отмечал также, что"... юго-западные азиатские степи в отношении видов растений, которые в них встречаются, должны отличаться от северо-восточных степей Азии, а тем более от североамериканских степей. При всем том породы растений до такой степени одни и те же, различные виды их, несмотря на огромные географические расстояния, до такой степени похожи и тождественны, сходство между типическими представителями пейзажа так обманчиво, что они постоянно производят одинаковое впечатление".
  В дальнейшем представления о степном типе ландшафта значительно расширились. Этим мы обязаны в первую очередь исследованиям П. П. Семенова-Тян-Шанского, проведенным в степях Казахстана. "Вообще же киргизская1 степь в Семипалатинской и Семиреченской областях оказалась совершенно непохожей ни на Ишимскую, ни на Барабинскую, ни на степи южной России, — писал он. — В этом, по крайней мере, году (1856. — А. Ч.) киргизская степь в начале августа еще не выгорела и растительность ее сохранилась в полном блеске своих разнообразных цветущих травянистых растений, между которыми преобладали чисто степные среднеазиатские формы, при полном отсутствии всякой лесной растительности. Зато в киргизской степи часто попадались более или менее обширные солончаки со своей своеобразной растительностью. Иногда поднимались настоящие небольшие горные группы и кряжи, состоящие преимущественно из порфиров и покрытые также степной растительностью".
  Сравнивая казахскую степь с другими степями, ученый выделяет четыре типа степей, встречающихся в России.
  Первый тип — обширные безлесные равнины, покрытые черноземом и поросшие травянистой растительностью. На ровном их пространстве не бывает гор.
  Второй тип — сибирская степь, занимающая южную часть Западно-Сибирской низменности. Она также не имеет на поверхности никаких возвышенностей. Эта степь богата травянистой растительностью, и ее флора сходна с флорой русской степи. Отличительную особенность сибирских степей П. П. Семенов видел в том, что на ней открытые травянистые пространства очень часто перемежаются перелесками, или колками, состоящими из берез, осин, тополей. Эти колки не скрываются в ложбинах, а растут лишь на самой поверхности степи. Почва сибирских степей также плодородна.
  К третьему типу Семенов относил Барабинскую степь. Он отмечает равнинность ее рельефа, наличие колков. В отличие от других степей в Барабинской не развита речная сеть, но зато обильны степные озера.
  "Киргизскую" степь П. П. Семенов выделяет как четвертый тип. Для нее характерно почти полное отсутствие лесной и обилие травянистой растительности. Главный отличительный признак степи Казахстана — часто встречающиеся горно-каменные возвышенности.
  Обобщив сведения о различных степях России, П. П. Семенов-Тян-Шанский дает обстоятельное определение этого типа ландшафта: "Что же, в конце концов, разумеет русский человек под названием степи? По-видимому, обширные равнины, богатые травянистой растительностью и не тронутые еще культурой.
  При этом понятию степи не противоречит ни присутствие на ней твердо-каменных групп и кряжей (как это замечается в киргизской степи), ни произрастание на ней перелесков, состоящих из лиственных лесных пород, как это замечается в Ишимской и Барабинской степях. Орошение есть необходимое условие существования степи: безводная степь перестает быть степью и делается пустыней. Но характер орошения степи может быть весьма различен. Степь может быть орошена реками, текущими или по совершенно ровной ее поверхности, или в более или менее глубоких ложбинах. Наконец, степь может совсем не иметь текущих вод, а быть покрыта пресноводными или солеными озерами. Но еще более необходимо, чтобы степь была покрыта зимой сплошным снежным покровом, составляющим непременный атрибут степи, так как таяние этого покрова восстанавливает тот растительный покров, который служит главной характеристикой степи".
  В отличие от П. П. Семенова-Тян-Шанского некоторые географы сужали понятие степи. Например, Д. Н. Анучини А. Н. Краснов читали отличительным и существенным признаком степей в производственном отношении их равнинность. Академик II С. Берг отметил в качестве одной из особенностей степи ее i к/заболоченность, и т. д.
  Резкое изменение облика степей в результате хозяйственной деятельности человека заставило пересмотреть былые представления об этом типе ландшафта. Академик Б. А. Келлер ( по специальности ботаник-эколог) писал: "Несколько столетий тому назад в Восточной Европе и Западной Сибири огромная сплошная полоса была занята травяными степями. Это был безбрежный океан оригинальной степной растительности... Потом... более интенсивное земледельческое хозяйство овладело необъятными просторами степей. И теперь... от прежних безбрежных травяных степей уцелели небольшие случайные клочки, растительность которых потерпела уже сильные изменения под влиянием хозяйственной деятельности человека".
  В современной географической литературе имеются десятки или даже сотни определений степей и их разновидностей. Так, английский энциклопедист X. X. Аллан приводит 54 значения термина "степь". Его соотечественник Л. Д. Стамп считает степями пространства "травянистой растительности, распространенные в средних широтах" и называемые "в разных местах по-разному: степями (Steppes) в Евразии, прериями (Prairies) в Северной Америке, пампой (Pampas) в Южной Америке, горными велдами (High Veld) в Южной Африке и даунлендами (Downland) в Австралии". Однако это определение никак не отделяет, например, обычные степи от травянистых болот, лесных лугов и даже посевов зерновых.
  Более точное определение степи дают геоботаники. В Большой советской энциклопедии сказано, что степь — "... тип растительности, представленный сообществами из засухо- и морозоустойчивых многолетних травянистых растений с господством дерновинных злаков, реже осок и луков. Степи связаны преимущественно с черноземами и каштановыми почвами и засушливым климатом, с максимумом осадков в летние месяцы".
  Физикогеографы определяют степи как типы ландшафта умеренного и субтропического поясов. Степные зоны умеренных поясов северного и южного полушарий характеризуются сухим континентальным климатом, безлесием водоразделов, господством травянистой, преимущественно злаковой растительности на черноземных, темно-каштановых и каштановых почвах. Степным зонам субтропических поясов обоих полушарий свойственны сухой теплый климат, преобладание в естественных ландшафтах травянистой и кустарной растительности.
  Степной тип ландшафта отличается своим степным климатом, степной фауной и флорой, степными почвами. Но об этом речь впереди.



1997 - Степи Евразии: сохранение природного разнообразия и мониторинг состояния экосистем
Материалы международного симпозиума. - Оренбург, 1997. С. 170
Биологическое разнообразие степей: фауна
Биологическое разнообразие степей: флора
Ландшафтное разнообразие и проблемы заповедного дела
Почвенное разнообразие и проблемы рационализации природопользования
Заповедное дело: проблемы охраны и экологической реставрации степных экосистем
Материалы международной конференции, посвященной 15-летию государственного заповедника "Оренбургский". - Оренбург: Институт степи УрО РАН, 2004. - 244 с.
Степи Северной Евразии. Эталонные степные ландшафты: проблемы охраны, экологической реставрации и использования
Материалы III международного симпозиума. Оренбург, 2003. - 608 с.
Степные статьи в неспециализированных сборниках
2003 - Заповедное дело России: принципы, проблемы, приоритеты

Нет содержания для этого блока!