Ник:
Пароль:

СТЕПИ В ИСТОРИИ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА

 Материалы исследований четвертичного периода и многочисленные археологические находки свидетельствуют о том, что в степных областях Евразии люди жили в далекие доисторические времена, как уже говорилось, намного раньше, чем в лесной зоне. Условия для жизни древнего человека сложились здесь на границе неогена и четвертичного периода, т. е. около 1 мин лет назад, когда южные степи освободились от моря.
 В Нижнем Поволжье в слоях средней части так называемого хазарского яруса среднего и верхнего плейстоцена найдены и тщательно изучены останки слона трогонтерия — непосредственного предшественника мамонта, останки лошади, близкой к современной, осла, бизона, быка, верблюда, волка, лисицы, сайгака. Наличие здесь этих останков свидетельствует о преимущественно степном характере фауны, относящейся к днепровсковалдайскому межледниковью. По крайней мере, доказано, что в то время степная фауна господствовала на юге Восточной Европы и местами — в Западной Сибири — до 57° с. ш., где преобладали ландшафты с богатой травянистой растительностью.
 Совместное существование в этой зоне доисторического человека и степных животных породило скотоводство, которое, но выражению Ф. Энгельса, стало "главной отраслью труда" степных племен.
 В истории хозяйственного освоения степей обычно разделяют два периода — номадно-скотоводческий и земледельческий. Но имеются свидетельства о том, что оба эти вида сельскохозяйственного природопользования существовали одновременно. Достоверным памятником раннего возникновения и развития скотоводства и земледелия является известная трипольская культура в Приднестровье. По данным археологических раскопок родовых поселений трипольцев, относящихся к концу V тысячелетия до н. э., установлено, что трипольцы выращивали пшеницу, ячмень, разводили свиней, коров, овец, занимались охотой и рыболовством.
 В числе природных условий, благоприятных для возникновения у трипольцев животноводства и земледелия, известный археолог А. Я. Брюсов (1952) называет климат и черноземные почил л. По материалам его исследований, племена так называемой ямно-катакомбной культуры, обитавшие в степях между Волгой и Днепром, уже в III тысячелетии до н. э. начали осваивать скотоводство и земледелие. В погребениях этого времени обнаружены многочисленные кости овец, коров, лошадей, а также семена проса.
 Другие исследователи эпохи бронзы выделяют в ней три сменяющих друг друга культуры — ямную, катакомбную и срубную. Для ямной (наиболее древней) характерны охота, рыболовство и собирательство, для следующей за ней катакомбной (более развитой в восточной части степного Причерноморья) — скотоводство и земледелие, для срубной (последние века II тысячелетия до н. э.) — в большей степени пастушеское скотоводство.
Таким образом, человек, чтобы выжить в степи, вынужден был приручать ценные виды животных. Степные ландшафты представляли собой прочную базу для развития скотоводства, которое и стало у здешних народов главной отраслью их труда.
 На большей части степной зоны с конца эпохи бронзы существовало кочевое скотоводство. Его господство длилось до тех пор, пока усовершенствованные орудия труда не позволили заготавливать корм на зиму. Но уже в V в. до н. э. в южноукраинских степях скотоводство уступило место земледелию, которое служило главным источником снабжения Афин хлебом и сырьем. Возникли плодоводство и виноградарство. Однако земледелие, повлекшее за собой создание оседлых поселений в причерноморских степях, в последующие века носило локальный характер и не определяло общей картины природопользования в степных районах Евразии.
 Древнейшими жителями Северного Причерноморья были скифские народы. В VII—II вв. до н. э. они занимали территорию, расположенную между устьями Дона и Дуная. Среди скифов выделялись несколько крупных племен. По правобережью Нижнего Днепра и в степном Крыму обитали скифы, кочевники. Между Ингулом и Днепром (вперемежку с кочевниками) и в бассейне Южного Буга (преимущественно) жили скифы-земледельцы.
  Самые ранние сведения о природе степей Евразии принадлежат географам Древней Греции и Рима — древние греки еще в VI в. до н. э. вошли в тесный контакт со скифами.
 Как на первый географический источник принято ссылаться на "Историю" Геродота. В четвертой книге "Истории" он так описывал Скифию: земля у скифов "ровная, изобилует травой и хорошо орошена; число протекающих через Скифию рек разве немного только меньше числа каналов в Египте". Геродот подчеркивал безлесье причерноморских степей, где лесов было так мало, что скифы использовали вместо дров кости животных. Вся эта страна, за исключением Гилей, безлесна", — утверждал он. Под Гилеей, видимо, подразумевались богатейшие в те времена пойменные леса по Днепру и другим степным рекам.
 Интересны замечания Геродота о климате Скифии, который ему, жителю теплого Средиземноморья, казался необычайно суровым: "Вся осмотренная нами страна отличается столь суровым климатом, что в течение восьми месяцев здесь стоит нестерпимый холод, а пролитая в это время на землю вода не делает грязи, разве разведешь огонь".
  Разнообразные сведения о Скифии имеются в трудах современника Геродота — Гиппократа, который писал: "Так называемая скифская пустыня представляет собой равнину, изобилующую травой, но лишенную деревьев и умеренно орошенную". Он отмечал, что скифы-кочевники остаются на одном месте столько времени, сколько хватает травы для стад лошадей, овец и коров, а затем переходят на другой участок степи. При таком способе использования степной растительности она не подвергалась пагубному скотосбою.
 Помимо выпаса, скифы-кочевники воздействовали на природу степей палами, особенно во время войн. Известно, что когда на скифов двинулась армия персидского царя Дария (512 г. до н. э., по Геродоту), они применили тактику "опустошенной земли". Скифы угоняли скот, засыпали колодцы и родники, выжигали траву.
 С III в. до н. э. до IV в. н. э. в степях от р. Тобола на востоке до Дуная на западе расселились родственные скифам ираноязычные племена сарматов. Характер их хозяйства определяло кочевое скотоводство. В III в. н. э. власть сарматов в Причерноморье была подорвана восточно-германскими племенами готов. В IV в. скифо-сарматы и готы были разгромлены гуннами. Часть сарматов вместе с готами и гуннами участвовали впоследствии в так называемом великом переселении народов. Толчком к нему послужило гуннское нашествие, которое обрушилось на Европу в 70-е годы IV в. Гунны — кочевой народ, сложившийся из тюрко-язычных племен, угров и сарматов в Приуралье. Степи Евразии стали служить своеобразным коридором для гуннского и последующих вторжений кочевников. Известный историк IV в. Амми-ан Марцеллин писал, что гунны "кочуют по разным местам, как будто вечные беглецы... Придя на изобильное травою место, они располагают в виде круга свои кибитки... истребив весь корм для скота, они снова везут, так сказать, свои города, расположенные на повозках... Они сокрушают все, что попадается на их пути".
  В продолжение почти ста лет гунны совершали свои военные походы по южной Европе. Но потерпев ряд неудач в борьбе с германскими и балканскими племенами, они постепенно исчезли как народ. Но еще долгое время всех степных кочевников Причерноморья по привычке называли гуннами.
 В середине V в. в степях Центральной Азии возник большой племенной союз авар (русские летописи называют их обрами). Аварам выпала роль стать авангардом новой волны нашествий тюркоязычных народов на запад, которая привела к образованию в 552 г. Тюркского каганата — раннефеодального государства степных кочевников, которое вскоре распалось на враждебные друг другу восточную (в Центральной Азии) и западную (в Средней Азии и Казахстане) части.
  В первой половине VII в. в Приазовье и Нижнем Поволжье сложился союз тюркоязычных протоболгарских племен, приведший к возникновению в 632 г. государства Великой Болгарии. Но уже в третьей четверти VII в. союз протоболгар распался под натиском хазар — Хазарский каганат возник после распада Западно-Тюркского каганата в 650 г.
  К началу VIII в. хазары владели Северным Кавказом, всем Приазовьем, Прикаспием, восточным Причерноморьем, а также степными и лесостепными территориями от Урала до Днепра. Основной формой ведения хозяйства в Хазарском каганате долгое время продолжало оставаться кочевое скотоводство. Сочетание богатых степных просторов (на Нижней Волге, Дону и Причерноморье) и горных пастбищ способствовало тому, что кочевое скотоводство приобрело отгонный характер. Наряду со скотоводством у хазар (в особенности в низовьях Волги) стали развиваться земледелие и садоводство. Столица хазар — город Итиль на Нижней Волге — превратилась в важный центр ремесла и международной торговли.
 Хазарский каганат просуществовал более трех веков. В конце IX в. в северном Причерноморье появились кочующие печенеги, В это же время большую заинтересованность в ослаблении степной империи хазар проявила Византия, которая направила на каганат окружавших его кочевников. В X в. через Хазарию неоднократно совершали военные походы русские князья. В конце X в. Хазарский каганат был окончательно разгромлен.
 Союз племен под названием печенеги образовался в Заволжских степях во времена владычества Хазарского каганата в результате смешения кочевников — тюрков с сарматскими и угро-финнскими племенами. Первоначально печенеги кочевали между Волгой и Уралом, но затем под напором огузов и кипчаков двинулись на восток, вытеснив кочевавших там венгров. Вскоре они заняли почти всю территорию от Волги до Дуная. Печенеги как единый народ перестали существовать в XIII—XIV вв., слившись частично с половцами, тюрками, венграми, русскими, византийцами и монголами.
 В XI в. из Заволжья в южнорусские степи пришли половцы, или кипчаки — монглоидный тюркоязычный народ. Основным их занятием (как и их предшественников) было кочевое скотоводство. Широкое развитие получили у них различные ремесла. Жили половцы в юртах, зимой устраивали стоянки на берегах рек. Начиная с середины XI в., половцы многократно нападали на русские земли, нанося тяжелые поражения киевским князьям. В результате татаро-монгольского нашествия часть половцев вошла в состав Золотой Орды, часть перекочевала в Венгрию.
  На протяжении многих веков степь стала родным домом для кочевых ираноязычных, тюркских, а местами монгольских и восточно-германских народов. Не было здесь только славян. Об этом свидетельствует тот факт, что в общеславянском языке очень мало слов, связанных со степным ландшафтом. Само слово "степь" появилось в русском и украинском языках в XVII в. До этого степь славяне называли полем (диким полем — в русских летописях), но слово "поле" имело много других значений. Такие ныне обычные степные русские названия, как ковыль, типчак, тырса, яр, балка, яруга, корсак, тушканчик — относительно поздние заимствования из тюркских языков.
  Во времена великого переселения народов степи Восточной Европы были в значительной степени опустошены. Удары, нанесенные гуннскими и другими нашествиями, обусловили значительное уменьшение численности оседлого населения, в некоторых местах оно надолго исчезло совсем. Пришедшие сюда славяне уже имели сложившийся общеславянский язык, в котором преобладали слова, обозначавшие те или иные черты лесистого или болотного ландшафтов.
 С образованием в 882 г. Древнерусского государства, столицей которого стал Киев, славяне прочно обосновались в лесостепных и степных ландшафтах Восточной Европы. Сам стольный град был расположен на пограничье леса и степи и отсюда было рукой подать до причерноморских и донских степей.
 Отдельные группы восточных славян, не составляя компактных масс населения, появились в степи еще до образования Древнерусского государства (например, в Хазарии, низовьях Волги). В княжение Святослава Игоревича (964—972 гг.) русские нанесли сокрушительный удар враждебному Хазарскому каганату. Киевские владения распространились до низовьев Дона, Северного Кавказа, Тамани и Восточного Крыма (Корчев-Керчь), где возникло древнерусское Тмутараканское княжество. В состав Руси вошли земли ясов, касогов, обезов — предков современных осетин, балкарцев, черкесов, кабардинцев и др. На Дону русские заняли хазарскую крепость Саркел — русскую Белую Вежу.



1997 - Степи Евразии: сохранение природного разнообразия и мониторинг состояния экосистем
Материалы международного симпозиума. - Оренбург, 1997. С. 170
Биологическое разнообразие степей: фауна
Биологическое разнообразие степей: флора
Ландшафтное разнообразие и проблемы заповедного дела
Почвенное разнообразие и проблемы рационализации природопользования
Заповедное дело: проблемы охраны и экологической реставрации степных экосистем
Материалы международной конференции, посвященной 15-летию государственного заповедника "Оренбургский". - Оренбург: Институт степи УрО РАН, 2004. - 244 с.
Степи Северной Евразии. Эталонные степные ландшафты: проблемы охраны, экологической реставрации и использования
Материалы III международного симпозиума. Оренбург, 2003. - 608 с.
Степные статьи в неспециализированных сборниках
2003 - Заповедное дело России: принципы, проблемы, приоритеты

Нет содержания для этого блока!